Войти   |   Регистрация   |   Добавить в избранное   |Новости, погода, расписание, видео, карта, объявления, работа, школы, телефоны Контакты для сотрудничества Карта портала

Новое видео
Интервью с главой Федерации профсоюзов Луганско...
Интервью с главой Федерации профсоюзов Луганской области :

В Лисичанске депутаты отчитались перед избирате...
В Лисичанске депутаты отчитались перед избирателями :


Поиск по сайту
«Живущих ныне — чтим и славим, ушедшим в вечность — наша память»

    Более тридцати лет прошло с того страшного апрельского дня, после которого Припять и Чернобыль потеряли облик обычных городов, где кипит жизнь, звучит детский смех, встречаются родные и друзья. Города-призраки стали заброшенными свидетелями ужасной катастрофы, заставившей содрогнуться весь мир.

   Не перечесть всех, кто, рискуя жизнью, работал, чтобы ликвидировать последствия аварии на Чернобыльской атомной электростанции.

   С одним из них, Олегом Владимировичем Руденко (на фото), я встретилась накануне 31-й годовщины катастрофы. Заранее подготовившись, я аккуратно написала список вопросов интервью, но, как часто бывает, очень быстро отклонилась от своего плана.

   Олег Руденко попал в зону Чернобыля в 1987-м, он только вернулся со службы в войсках ПВО и начал работать в бытовом комбинате. Узнал о катастрофе еще в армии. Сослуживцы стращали: «Уйдете на дембель, попадете в Чернобыль». Слова их стали реальностью. Вернувшись домой из церкви накануне Пасхи, он нашел на столе белый листок — повестку.  Даже не знал, куда будет отправлен, говорили, что поедут строить Славутич  город для проживания атомщиков. В поезде с ним ехали человек десять лисичан, таких же молодых ребят.  Из Белой Церкви на грузовиках их отправили в Рудню-Ильинецкую, 10-15 км по прямой до самой ЧАЭС. С 1986 года там прямо в поле в палатках был расквартирован 442-й полк гражданской обороны. То, что поразило сразу – полнейшая тишина кругом, и всюду попадались черные кошки и собаки.

   Там Олег Владимирович проработал с апреля 94 дня, хотя впоследствии в архивах было указано 55. В самом начале им выдали респираторы, но они скапливали пыль и быстро пришли в негодность, потом им самим уже пришлось доставать респираторы лепестки. В обязанности Олега Руденко входила работа на авторазливочной станции ЗИЛ-157 АРС-12Д, воду для которой набирали близ села Копачи, для уменьшения вредного воздействия пыли требовался постоянный полив. Последний месяц работал на пункте специальной обработки в поселке Лелев, где проводилась отмывка загрязненной автомобильной техники, обслуживающей ЧАЭС. Работали без выходных, иногда по 12 часов, подъем в четыре часа. Ликвидатор вспоминает, что воскресенье определял по двум вареным яйцам на завтрак вместо одного, ведь в этих бесконечно тянущихся днях они даже не знали дней недели. Из развлечений – вечерние разговоры в беседке перед сном и просмотр фильмов, в основном патриотических. Спортом заниматься было запрещено, чтобы не поднимать вредоносную пыль.

   В запасе у Олега Владимировича много историй о том, что видел лично, и рассказанных другими очевидцами. Среди них рассказ о судьбе двоих мужчин, повесивших флаг на вентиляционную трубу станции в мае 1986 года, – умерли они через два дня. Выцветший флаг снимать уже никто не хотел, и снайперы расстреляли пришедшее в негодность знамя.

   Люди тоже попадались разные. «Выдавали специальный порошок отстирывать одежду, – рассказывает Олег Викторович. – Его совсем немного нужно было, а пены он давал огромное количество. И вот однажды встретил я мужика, который сидел на лавочке и этим порошком отмывал двигатель. Это же надо было додуматься — порошком отмывать въевшуюся в металл радиацию».

   Казалось бы, какие забавные истории могут случиться в такой обстановке? Но и они нашлись. Забавные и одновременно вызывающие грусть. Я уже несколько дней всем друзьям и родным пересказываю историю о рыбаках, сидевших у пруда на бетонных плитах рядом с каналом, наполненным водой для охлаждения реактора. И совсем не мешала им красная надпись «Охота и рыбная ловля запрещены». Рыболовы оправдывались, что радиоактивные вещества содержатся лишь в голове рыбы.

   После возвращения в Лисичанск Олегу Владимировичу сразу же начислили пять окладов, из которых получил он две трети после вычета комсомольских взносов и налогов. Некоторое время он добивался медицинской справки, в которой значилось только то, что он имеет право на льготы, при этом без указания, на какие именно. И только в 90-х он получил удостоверение участника ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

   Меня со школьных лет интересует и трогает то, что я слышу о трагических днях Чернобыля каждое 26 апреля. И хотя я родилась спустя десятилетие, считаю, что эти события касаются всех. И порой полезно пообщаться с человеком, участвовавшим в ликвидации последствий Чернобыльской аварии. Не стоит забывать то, что сделали люди, побывавшие там. Разумеется, сложно избежать глобальных катастроф, но если каждый на своем уровне будет задумываться о том, что его действия значат в масштабе нашей планеты, то, возможно, и сам смысл слова катастрофа уйдет в вечность.

   Ирина Григоренко

Похожие новости
<
Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, залогиньтесь для добавления комментария.
Рейтинги
Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, авторизуйтесьили зарегистрируйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.
Последнее в фотогалерее