Встреча с освобожденными узниками концлагерей

1 апреля, в Международный день освобождения узников фашистских концлагерей, в краеведческом музее прошла встреча с двадцатью подопечными территориального центра.

Подобные встречи организовываются терцентром и сотрудниками музея для ветеранов не в первый раз. Пожилые, повидавшие на своем веку немало горя люди — бывшие советские военнопленные, дети войны — собрались в этот день, чтобы почтить память родных, соотечественников и выходцев из других стран, оказавшихся в концлагерях. Война, так или иначе, коснулась всех присутствующих в зале: оставив шрамы на теле и в душе, побелила сединой головы юношей, девушек, застала на улице за детской игрой, осиротила в бессознательном младенческом возрасте, пристальным взором смотрела из глаз одинокой матери. Сотрудники музея напомнили о печальной статистике Второй мировой войны и поведали о лагерях и тюрьмах смерти, о тяжелых, зачастую несовместимых с жизнью условиях содержания и труда, о годах жизни наших людей на чужбине.

В фашистских концлагерях содержалось более 20 миллионов человек из 50 стран мира, больше половины не дожили до освобождения. Из Луганской области на работу в Германию отправлено 72 тысячи человек, из них 2 300 — лисичане.

Среди узников фашистских лагерей оказались Александра Федоровна Яхно, а также узница из Новодружеска Зинаида Павловна Трендафилова (Макогон). О нелегких судьбах этих женщин рассказали научные сотрудники краеведческого музея. При оккупационном режиме в концлагерь можно было попасть не только за активное сопротивление гитлеровцам, но и за отказ от регистрации на бирже, от работ по строительству оборонительных укреплений. Так Александра Яхно самостоятельно не отметившись в специальном журнале, отправилась в село Михайловка — там люди обменивали свои вещи на еду. Но пересечь границу города незаметно не вышло: девушку поймали и сослали в один из концлагерей во Франкфурт-на-Майне. Там приходилось работать по 12 часов на заводах, шахтах. Девушка была сильная, веселая и непокорная. Помогали поддерживать боевой дух пленных тетради-книжечки с песнями, стихами и пожеланиями друг другу. Частичку этого фольклора, истории Александра Федоровна сохранила и пообещала передать музею.

Личными воспоминаниями поделился уроженец Бобруйской области, что в Белоруссии Григорий Спиридонович Барановский, 1928 г. р. Он рассказал о том, как юношей попал в плен и был угнан в Германию в 1944 г., как и многие ребята его возраста — русские, чехи, итальянцы, румыны — работал, боролся с болезнями, цепляясь за надежду выжить. «Грянули громовые раскаты бомб и без спросу отобрали у миллионов мальчишек и девчонок мир, а у тысяч — жизни. Лишь немногим повезло дожить до наших дней и передать историю своим внукам», — горестно вздыхает Григорий Спиридонович.

Пережила ужасы войны в раннем возрасте — четыре с половиной года — Галина Александровна Хапун. Женщина поделилась (немного сбивчивыми, отрывистыми, но настоящими, своими) воспоминаниями детства. «Когда началась война — мы жили в Лисичанске. В 43 году, когда фашистские захватчики вошли в город, наши семьи (пять женщин и у каждой по двое детей) спустились в подвал первой шахты города, называвшейся Пятилеткой. Думали: немцы побудут и уйдут, но ошибались. Пришлось сохранять свою жизнь там, в шахте. Чтобы добыть пропитание, ходили по очереди за водой, за едой к домам, что были у самой реки. На другом берегу Донца были наши, а посредине мы — заложники врага. Когда немцы добрались до берега, выходить стало сложнее, временами сидели без капли воды. А однажды выбрались за водой, только к реке — обстрел. Это были наши — видимо думали, что немцы. Бывало, обратно приносили не только провизию, но и раненых. Так, четверо детей в нашем лагере получили серьезные увечья, а одна девочка четырнадцати лет погибла...

Как-то ночью у Северского Донца (мы набирали воду для компота) к нам прибежала маленькая собачка. Недолго думая мы написали записку: „Если есть кто-нибудь из взрослых, помогите нам выйти“ и повязали песику на шею. Через некоторое время приходит ответ, но от немцев. День спустя немецкие солдаты выносили на руках нас — детей, помогали матерям. Помню, как нашу группу, как и многие другие, разделили на детей и взрослых, потом соединили вновь. Позднее нас вывезли в Запорожье, и мы жили там с другими семьями. Помню белый день и советскую конную армию, которая освободила поселение. А осенью того же года нас вернули».

Еще запомнились конфеты, выменянные на абрикосы у немцев. Маленькая Галина с матерью и сестрой нарвали в колхозном саду фруктов и уже возвращались домой, как возле них притормозил автомобиль. Мужчины забрали абрикосы, а взамен дали коробку сластей. Галина Александровна пересказала историю своей тети, которая отважилась пойти к немцам за медикаментами для раненой дочери. И те не отказали в помощи — дали бинты и лекарства для перевязки. «Есть немец, а есть и фриц. На войне были всякие, моей семье посчастливилось не столкнуться со зверским насилием».

Лилия Пех, корреспондент газеты «Новый путь»

Похожие новости

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Пожалуйста, залогиньтесь для добавления комментария.

Рейтинги

Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, авторизуйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.

Последнее в фотогалерее