История создания Комитета Красного Креста

    Швейцарский коммерсант Анри Дюнан стал свидетелем событий 24 июня 1859 года, когда в результате кровавого сражения между австрийской и французской армиями были убиты и ранены десятки тысяч человек. В исторической справке так описываются события того дня: «В тот самый день неподалеку от местечка Сольферино на севере Италии началось кровавое сражение, каких Европа не знала со дня Ватерлоо. Дюнан находится совсем рядом. Из своего экипажа, несущегося по дорогам Ломбардии, он отчетливо слышит звуки канонады. Всего через несколько минут ему суждено увидеть то, что в корне изменит всю его жизнь.

   Сгущаются сумерки. Дюнан добирается до Кастильоне. В городке царят сумятица и неразбериха, он весь заполнен солдатами, раненными в страшной битве. Девять тысяч человек лежат на улицах, площадях, в церквях. Вот она - встреча с ужасами войны, внезапная и жестокая.

   Ошеломленный Дюнан выходит из экипажа. Обойдя весь город, он поднимается по дороге, ведущей к главной церкви - Кьеза Маджоре. Вдоль всего склона, по желобу, предназначенному для стока дождевой воды, непрерывным потоком в течение многих дней струится человеческая кровь...

    Дюнан заходит в церковь. Повсюду лежат раненые. Одни тихо стонут, другие кричат от боли. У Дюнана нет никаких медицинских знаний. Он пытается промыть раны, наложить, как умеет, повязки и поудобнее устроить раненых, лежащих вповалку на голом полу. Несчастных мучит жажда. Дюнан спешит к фонтану и приносит им воды. Он выслушивает последние желания умирающих, старается утешить их на пороге смерти. Он просит нескольких местных женщин помочь ему. Поначалу они боятся ухаживать за ранеными французами: вдруг возвратятся австрийцы и сурово покарают за помощь солдатам врага. Но Дюнану удается убедить их в том, что перед лицом страданий все равны и сейчас ничто иное не имеет значения. Вскоре они начинают повторять вслед за ним: «Tutti Fratelli» («Все мы братья»).

   Но вместе с состраданием в сердце Дюнана растет и другое чувство: негодование. На устах всех этих раненых, от которых он не отходит ни на шаг ни днем ни ночью, одни и те же горькие слова: «Что же это происходит, сударь? Мы честно сражались, а теперь... Теперь нас бросили на произвол судьбы».

   Именно это и потрясает Дюнана больше всего: эти люди брошены! Всего лишь несколько повозок, запряженных мулами, посланы на поле боя. Они могут забрать очень немногих раненых. С наступлением темноты на поле боя появляются мародеры и без малейшего стеснения срывают с несчастных одежду. Этим солдатам суждено умереть от истощения и жажды. Тем, кому удалось - своими силами или с помощью сердобольных товарищей - добраться до близлежащего городка, где они надеялись получить помощь, повезло не намного больше. Дюнан может заявить об этом с полным правом. В Кастильоне на 9 тыс. раненых - всего 6 французских военных врачей. И это не какая-то случайность: к своему ужасу Дюнан узнает, что так бывает всегда. Причина этого чудовищного несоответствия в том, что санитарная служба армии столь малочисленна, что едва ли можно всерьез говорить о ее существовании... Солдат, потерявший способность сражаться, никому уже больше не нужен».

   Вернувшись в Женеву (Швейцария), А.Дюнан пишет в 1862 году книгу «Воспоминание о битве при Сольферино», в которой задается вопросом: почему нельзя создать в мирное время общества, которые бы во время войны оказывали или организовывали бы помощь раненым и уход за ними? Книгу прочел и 36-летний Гюстав Муанье, председатель Общества поощрения общественного блага, снискавшего всеобщее уважение. Муанье и Дюнан добились того, что в феврале 1863-го был создан комитет. В него вошли генерал Дюфур, Гюстав Муанье - человек, который впоследствии станет президентом Комитета и на протяжении полувека будет править им железной рукой, Анри Дюнан - секретарь, д-р Лун Аппиа, страстно увлеченный военной хирургией, и д-р Теодор Монуар. Они считают, что все страны должны создавать такие общества, которые располагали бы еще в мирное время «спасателями-добровольцами», подготовкой которых занялись бы сами эти общества, а также складами медицинских материалов, носилками, корпией. Как только вспыхнет война, эти общества смогут тотчас же отправиться на поля сражений и оказать помощь малочисленным медицинским подразделениям армий своих стран.

   В то же время, Дюнан выясняет, что в тех случаях, когда военный врач оказывается между расположениями воюющих армий, неприятельские солдаты без малейших колебаний открывают по нему огонь. Так впервые возникла идея договориться о введении определенного опознавательного знака, который будут носить врачи и санитары, он будет изображен на санитарных повозках, он будет вывешен над лазаретами и полевыми госпиталями. Т.е. эмблема будет отличать всех тех, кто, состоя в рядах вооруженных сил, не принимает никакого участия в военных действиях и, следовательно, не может быть подвергнут нападению.

   Дюнан лично рассылает письма всем высокопоставленным лицам Европы и приглашает их направить своих представителей на конференцию, местом которой назначена Женева, а датой - 26 октября 1863 года. В итоге, в конференции приняли участие 18 представителей 14 правительств, которые приняли документ, содержащий такие принципиальные положения:

«Ст.1. Каждая страна должна иметь комитет, чья обязанность состоит в том, чтобы, в случае войны и если возникнет такая необходимость, оказывать помощь санитарным службам вооруженных сил всеми имеющимися в его распоряжении средствами.

Ст.5. Во время войны комитеты воюющих государств оказывают помощь вооруженным силам своего государства, насколько позволяют имеющиеся у них средства, в частности, они организуют добровольный персонал и приводят его в состояние готовности, а также по согласованию с военными властями заблаговременно подготавливают помещения для ухода за ранеными.

Ст.8. Такой персонал во всех странах носит единообразный отличительный знак - белую нарукавную повязку с красным крестом».

   Документ бы подписан 29 октября 1863-го. Это день рождения Красного Креста. Менее чем через два месяца было создано первое Общество помощи, его родиной стал Вюртемберг. Менее чем за год появилось 10 новых обществ: в герцогстве Ольденбургском, в Бельгии, Пруссии, Дании, Франции, Италии (в Милане), Мекленбурге, Испании и Гамбурге.

   8 августа 1864 года в Женеве проходит еще одна конференция, на которую выносится проект конвенции, среди положений которой - для госпиталей и походных будет принят особый, для всех одинаковый, флаг, который во всех случаях должен быть установлен вместе с флагом национальным; для лиц, состоящих под защитой нейтралитета, будет допущено использование особого знака на рукаве. Флаг и знак на рукаве будут белые с изображением красного креста. В ней также говорилось, что раненым и больным солдатам впредь будет обеспечиваться помощь и уход без какого-либо неблагоприятного различия и независимо от того, к какой стороне они принадлежат, а медицинский персонал, оборудование и санитарные учреждения будут пользоваться уважением и обозначаться знаком красного креста. Это было началом рождения гуманитарного права.

   Именно этот документ лежит в основе Женевских конвенций. К концу 1864 года конвенцию ратифицировали Франция, Швейцария, Бельгия, Нидерланды, Италия, Испания, Швеция, Норвегия, Дания и Великое герцогство Баден. Боевым крещением вновь принятой конвенции стала разразившаяся в 1866 году война между Пруссией и Австрией. Между тем это право весьма существенно расширено и в настоящее время включает в себя договорно-правовые нормы о защите плененных комбатантов, а также жертв войны среди гражданского населения.

   Лисичанская городская Организация Красного Креста Украины

Похожие новости

Нет комментариев.

Добавить комментарий

Пожалуйста, залогиньтесь для добавления комментария.

Рейтинги

Рейтинг доступен только для пользователей.

Пожалуйста, авторизуйтесь для голосования.

Нет данных для оценки.

Последнее в фотогалерее